ТЕКСТ
СЕРГЕЙ АФОНИН
(GEEKCITY)

ИЛЛЮСТРАЦИИ
ВИКА


Вот же Сука
— Не хочу я музыкальный центр, — прорыдала она, —
хочу ребенка.
Википедия говорит, что Дети Маугли —
это человеческие дети, которые росли
в условиях крайней социальной
изоляции — вне контакта с людьми
с раннего возраста — и практически не испытывали заботы и любви со стороны другого человека, не имели опыта социального поведения и общения.


Прочитав аннотацию, увидев первые диалоги
с суровым супругом Дамарис, можно ошибочно предположить, что перед нами колумбийское переосмысление Тургеневской «Муму». И да, общие черты есть: человек из трудового класса, обладающий условным "недугом", который ставит
в центр своего существования собаку. К счастью, здесь и заканчивается сходство двух произведений.
Кинтана резко разворачивается в сторону
от сюжета, который вы автоматом выстроили в своей голове и начинает раз за разом обманывать ожидания. Писательница ставит в центр повествования мысли о женщине
и ее стремлениях к жизни. Она вскрывает нарыв, из которого хлещет гной нереализованных амбиций, желания повсеместного одобрения, эгоизма
и собственничества.




А что случится, если все произойдет наоборот?
И животное выступит в роли ребенка. Что произойдет, если "увядающая" женщина начнет воспринимать собаку в качестве своей дочери?


Об этом рассуждает Пилар Кинтана в повести «Сука».
Ее героиня, Дамарис, сорокалетняя женщина, никак не может стать матерью, хотя они с мужем перепробовали все. Увядающая от отчаяния, она находит новый смысл жизни, взяв у своей знакомой на воспитание щеночка-суку. Чтобы закрепить свою сублимацию, она называет собаку именем, которое так и не дала несуществующей дочери. Так узкая тропа надежды начинает вести женщину к личностной трагедии.


Обделенная любовью, Дамарис по сути сама разучилась любить, хотя искренне верит, что это не так. Она отталкивает мужа, за темпераментностью которого скрывается забота, а затем аналогично "разочаро-вывается" в своей названной дочери. Выросшая из милого и покладистого щенка, взрослая собака перестает соответствовать ожиданиям Дамарис.
И та в ответ быстро сменяет гиперопеку
на равнодушие, агрессию и даже насилие. Женщина транслирует свои глубокие обиды и травмы на животное, обвиняя суку в том, что та не остается вечным ребенком,
целиком зависящим от нее.






Вершиной бунта и главным предательством "дочери" становится ее беременность.
В эту секунду с глаз читателя спадает последняя пелена, а Дамарис обнажает истинную натуру человека, которая слишком долго заполняла душевную пустоту мыльными операми и мастурбацией.
С детства стоящая у обрыва, теперь Дамарис стремительно падает в токсичный океан завистливости и озлобленности.






Даже животное своеволие собаки стало непосильным испытанием для Дамарис.
И в этот момент ты начинаешь думать о том, что случилось бы, если заменить собаку
на человека. Что произошло бы, будь Ширли
не сукой с обвисшими ушами, а настоящей девочкой, которая в определенный момент захочет выпорхнуть из цепких
объятий матери?
«Сука» — пронзительно жестокая и трагичная история, напоминающая о том, что материнство это огромное испытание, до которого нужно дорасти. Недостаточно просто хотеть быть мамой, будучи неполноценной, зацикленной на себе личностью. Малый объем повести не мешает Кинтане ярко высказаться о социуме, собственничестве, детских травмах, одержимости, зависти и еще раз напомнить, что любовь от ненависти отделяет один шаг. Или помет щенят.



СПАСИБО ИЗДАТЕЛЬСТВУ POPCORNBOOKS ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННУЮ КНИГУ

ЗАКАЗАТЬ


ТЕКСТ
СЕРГЕЙ АФОНИН
(GEEKCITY)

ИЛЛЮСТРАЦИИ
ВИКА


Вот же Сука
— Не хочу я
музыкальный центр, — прорыдала она, —
хочу ребенка.
Википедия говорит, что
Дети Маугли — это человеческие дети, которые росли в условиях крайней социальной изоляции — вне контакта с людьми с раннего возраста — и практически не испытывали заботы и любви
со стороны другого человека,
не имели опыта социального поведения и общения.


Прочитав аннотацию, увидев первые диалоги с суровым супругом Дамарис, можно ошибочно предположить, что перед нами колумбийское переосмысление Тургеневской «Муму». И да, общие черты есть: человек из трудового класса, обладающий условным "недугом", который ставит
в центр своего существования собаку. К счастью, здесь и заканчивается сходство двух произведений.
Кинтана резко разворачивается
в сторону от сюжета, который вы автоматом выстроили в своей голове и начинает раз за разом обманывать ожидания. Писательница ставит
в центр повествования мысли
о женщине и ее стремлениях к жизни. Она вскрывает нарыв, из которого хлещет гной нереализо-ванных амбиций, желания повсе-местного одобрения, эгоизма
и собственничества.




А что случится, если все произойдет наоборот? И животное выступит
в роли ребенка. Что произойдет, если "увядающая" женщина начнет воспринимать собаку в качестве своей дочери?


Об этом рассуждает Пилар Кинтана
в повести «Сука». Ее героиня, Дамарис, сорокалетняя женщина, никак не может стать матерью, хотя они с мужем перепробовали все. Увядающая от отчаяния, она находит новый смысл жизни, взяв у своей знакомой на воспитание щеночка-суку. Чтобы закрепить свою сублимацию, она называет собаку именем, которое так и не дала несуществующей дочери. Так узкая тропа надежды начинает вести женщину к личностной трагедии.


Обделенная любовью, Дамарис
по сути сама разучилась любить,
хотя искренне верит, что это не так.
Она отталкивает мужа, за темпера-ментностью которого скрывается забота, а затем аналогично "разоча-ровывается" в своей названной дочери. Выросшая из милого
и покладистого щенка, взрослая собака перестает соответствовать ожиданиям Дамарис. И та в ответ быстро сменяет гиперопеку на равнодушие, агрессию и даже насилие. Женщина транслирует
свои глубокие обиды и травмы на животное, обвиняя суку в том, что
та не остается вечным ребенком, целиком зависящим от нее.






Вершиной бунта и главным преда-тельством "дочери" становится ее беременность. В эту секунду с глаз читателя спадает последняя пелена, а Дамарис обнажает истинную натуру человека, которая слишком долго заполняла душевную пустоту мыльными операми и мастурбацией.
С детства стоящая у обрыва, теперь Дамарис стремительно падает
в токсичный океан завистливости
и озлобленности.






Даже животное своеволие собаки стало непосильным испытанием для Дамарис.
И в этот момент ты начи-наешь думать о том, что случилось бы, если заменить собаку на человека. Что произошло бы, будь Ширли не сукой
с обвисшими ушами,
а настоящей девочкой, которая в определенный момент захочет выпорхнуть из цепких объятий матери?
«Сука» — пронзительно жестокая
и трагичная история, напоминающая о том, что материнство это огромное испытание, до которого нужно дорасти. Недостаточно просто хотеть быть мамой, будучи неполноценной, зацикленной на себе личностью. Малый объем повести не мешает Кинтане ярко высказаться
о социуме, собственничестве, детских травмах, одержимости, зависти и еще раз напомнить, что любовь от ненависти отделяет один шаг. Или помет щенят.



СПАСИБО ИЗДАТЕЛЬСТВУ POPCORNBOOKS ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННУЮ КНИГУ

ЗАКАЗАТЬ

Made on
Tilda